Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Диссоциативная фуга

 

17 января 1887 года американский священник Ансел Бурн, встав пораньше с утра, отправился в банк. Там он снял все свои сбережения и сел в экипаж, идущий в другой город. Это последнее событие, которое Бурн запомнил. Домой он тем вечером не вернулся и следующим вечером тоже. Его близкие подали в газеты объявление о пропаже. Тем временем, в одном из соседних штатов объявился никому не известный А. Дж. Браун. Мужчина арендовал лавку и начал торговать мелкими товарами.

Но спустя пару месяцев новоиспеченный коммерсант проснулся в испуге и позвал соседей по дому. Он сообщил, что его зовут Ансел Бурн, что он понятия не имеет, где он и как он тут очутился, и что буквально вчера он брал деньги в банке, а потом — провал в памяти. Услышав рассказ о собственной лавке, священник пришел в ужас и признался, что ничего не смыслит в торговле. Более того, несмотря на все рассказы свидетелей, сам он свои приключения так и не вспомнил.

Счастливо вернувшемуся домой Бурну обрадовались не только домочадцы. Уильям Джеймс, американский философ и психолог, заинтересовался его историей. Он провел со священником сеанс гипноза, и в трансе личность мифического А. Дж. Брауна появилась вновь. Воображаемый лавочник ничего не знал про Бурна, зато подробно рассказал о своей жизни в те два месяца и торговле, в которой неплохо разбирался. История, услышанная под гипнозом, помогла психологу подробно описать этот клинический случай в своей книге. Именно он позднее и дал этому феномену название «диссоциативная фуга». Диссоциация в психиатрии — состояние, когда пациент чувствует себя кем угодно, только не собой. Он может смотреть на себя со стороны или же просто ощущать себя кем-то другим. А «фуга» в переводе с латинского означает «бегство».

Путешествие, которое предпринимает индивид в состоянии фуги, может принять форму бесцельного странствования, однако обычно имеет конечный пункт и часто совершается на общественном транспорте. Случайный посторонний человек скорее всего не заметит ничего необычного в поведении индивида в состоянии фуги. Шарко писал: "Самым удивительным для состояния фуги является то, что в начале своего путешествия эти люди умудряются избежать задержания полицией" О людях, находящихся в состоянии фуги, Жане писал: "По сути, они являются сумасшедшими людьми, находящимися в состоянии полного делирия; тем не менее они покупают билет на поезд, заказывают обед и снимают номер в отеле, они вступают в общение со многими людьми. Конечно, они могут показаться нам несколько странными, отрешенными и погруженными в свои фантазии, но как бы то ни было, они, в конечном счете, не производят впечатления людей, страдающих психическим заболеванием..." (Цит. по: Патнем, 2004, с. 36).


 Диагностические критерии DSM-V.

Критерии для диссоциативной фуги включены в диссоциативную амнезию, поскольку в новой классификации диссоциативная фуга стала подклассом диссоциативной амнезии. С 2013-ого года диссоциативная фуга носит обобщенный характер диссоциативной амнезии, а не избирательный, как было ранее. Диссоциативная фуга может быть составляющей других диссоциативных расстройств, но критерии диссоциативной фуги без других симптомов диссоциативных расстройств не были обнаружены.

Диагностические критерии диссоциативной фуги по DSM-IV:

A. Внезапный, неожиданный уход пациента из дома или с работы с последующей неспособностью вспомнить происшедшее;
B. Смутное представление о личностной идентификации или присвоение (частичное или полное) новых идентификационных качеств;
C. Нарушение не возникает исключительно на фоне диссоциативного расстройства индентификации, не имеет прямой связи с воздействием психоактивного вещества (например, при злоупотреблении наркотическими или лекарственными средствами) и не обусловлено соматическим или неврологическим заболеванием (например, височной эпилепсией);
D. Расстройство вызывает клинически значимый дистресс или нарушение в социальной, профессиональной или других сферах жизнедеятельности.

В DSM-V для диссоциативной амнезии не попали критерии А и В.

Диагностические критерии по МКБ-10 (F44.1):

А. Должны быть общие критерии диссоциативных расстройств (F44).
Б. Неожиданный, но организованный отъезд из дома или с места работы или уход от социальной активности, когда больной продолжает в основном нормально обслуживать себя.
В. Амнезия либо частичная, либо полная на эти поездки, которая соответствует также критерию В для диссоциативной амнезии (F44.0). (взято отсюда: http://www.didrus.com/dissfugadsmv/, перевод - Светлана Кожикова).


Согласно медицинской статистике, диссоциативная фуга встречается у 0,2% населения, то есть примерно у двух человек из 1000. В современной психиатрии этим термином называют состояние, когда больной внезапно и целеустремленно уезжает или уходит куда-то, начисто забывая, кто он такой. В этом состоянии у человека, как правило, сохраняются базовые знания вроде географии и таблицы умножения, но он полностью забывает события из собственной жизни, свой адрес и даже имя. Поэтому близким бывает непросто найти пропавших пациентов с фугой.

Нечто подобное, например, произошло с Агатой Кристи. В 1926 году, после смерти матери и измены мужа, Кристи ушла из дома. О ее местонахождении ничего не было известно 11 дней. Книги королевы детективов уже стали популярными, так что история вызвала большой ажиотаж. Английская полиция, ведущая поиски, вначале обнаружила брошенный автомобиль, а спустя пару дней — и саму Агату. Та ничего не помнила о произошедшем. Собрав свидетельства очевидцев, следователи узнали, что писательница зарегистрировалась в отеле под именем любовницы мужа, после чего все 11 дней читала книги, проходила оздоравливающие процедуры и играла на фортепиано. Позже британский психолог Эндрю Норман назвал этот случай типичным примером диссоциативной фуги. Кто-то считает, что это исчезновение было спектаклем для пиара и воссоединения с мужем. Тем не менее существуют доказательства того, что Кристи находилась в состоянии фуги и действительно потеряла память. В день исчезновения ее видели люди и утверждали, что на ней не было теплой одежды, несмотря на холодный период года, она казалась запутанной и обескураженной. Есть предположение, что предстоящий развод и недавняя смерть матери заставили ее войти в глубокую депрессию. Агата Кристи умерла в 1976 году и взяла всю правду о том, что на самом деле случилось, с собой в могилу.

Некоторые люди в диссоциативной фуге не просто забывают старую жизнь, но и создают новую личность — с другим именем, биографией и даже с нетипичными для прежней личности способностями. Довольно часто «новые люди» находят себе работу в областях, никак не связанных с их прежней сферой деятельности.

Диссоциативная фуга, как правило, вызвана травмирующим переживанием. Человек не может с ним справиться и пытается буквально убежать от неприятной ситуации и всего, что с ней связано.

Обычно психиатрам удается расспросить переживших эпизод фуги уже постфактум, после возвращения к прежней реальности — ведь новая личность никогда не сможет осознать то, что она новая, пока не вспомнит старую. Переживающие это состояние люди часто способны внятно и с радостью рассказать любому желающему придуманную биографию, легко поддерживают светскую беседу и не имеют внешних признаков психических нарушений. Говорят, пациенты с фугой часто бывают куда общительнее во время приступа, чем в своей жизни до него.

Впрочем, не все истории выглядят так литературно. Некоторые из беглецов просто теряют память, не замещая свою личность новой, или путанно рассказывают выдуманные биографии — так, что любой заметит нестыковки. Обычно фуга длится от пары часов до нескольких месяцев.

В мае 1985 года юная и амбициозная американская журналистка Джоди Робертс ушла из дома и не вернулась. Ее родители вначале решили, что дочь уехала отдохнуть или ведет журналистское расследование. Но прошли месяцы, а девушка все не возвращалась. Полицейское расследование ничего не дало и Джоди объявили мертвой. Но спустя 12 лет ее вдруг обнаружили живущей в штате Аляска. Правда, это была уже не далеко не молодая журналистка: женщина представлялась Джейн Ди, успешно работала веб-дизайнером, жила с мужем и растила четверых детей. И хотя среди репортеров, освещавших эту историю, были и те, кто посчитал Джоди мошенницей, имитирующей амнезию, психиатры в один голос заявили, что у женщины была диссоциативная фуга.

"Эти состояния, как правило, вызваны травмирующим переживанием. Человек не может с ним справиться и пытается буквально убежать от неприятной ситуации и всего, что с ней связано. Именно поэтому случаи фуги учащаются в тех местах, где недавно произошел природный катаклизм или финансовый кризис. Считается, что некоторые подростки убегают из дома в состоянии диссоциативной фуги.

Проходит это состояние так же внезапно, как и началось. Слово, собственное имя, знакомое место могут вернуть утраченные воспоминания. В этот момент люди нередко забывают все то, что пережили во время фуги. Помочь им вспомнить прожитые дни и месяцы может психотерапевт, владеющий гипнозом. К сожалению, психологическая помощь пациентам, пережившим расстройство, бывает нужна не только в этом. После продолжительной диссоциативной фуги люди фактически попадают в свое будущее, пропустив значительный кусок жизни близких. А смириться с произошедшими переменами иногда бывает нелегко.

Как правило, диссоциативная фуга случается только раз в жизни. Впрочем, у людей с множественным расстройством личности она может и повторяться. У каждой из альтернативных личностей могут быть свои цели и интересы, и невозможно предсказать, куда они заведут «владельца тела» в будущем" (Elena Foer. Побег от самого себя: что такое диссоциативная фуга).

При лечении диссоциативной фуги следует сосредоточиться на оказании помощи пациенту и прийти к соглашению с травматическим событием или стрессом, вызвавшим расстройство. Это может быть достигнуто с помощью различных видов интерактивных методов лечения, которые исследуют травму, также должна быть проведена работа по созданию механизмов преодоления трудностей пациента, чтобы предотвратить дальнейшее повторение. Некоторые терапевты используют когнитивную терапию, которая фокусируется на изменении неадекватных моделей мышления. Она основана на принципе, что неадекватное поведение, в данном случае эпизод фуги, инициируется несоответствующим или нерациональным мышлением. Когнитивный терапевт будет пытаться изменить эти стереотипы мышления (также известные как когнитивные искажения), исследуя разумность и обоснованность предположений, стоящих за ними с пациентом.
Медикаментозное лечение может быть полезным дополнением для лечения некоторых симптомов, которые пациент может испытывать по отношению к диссоциативным эпизодам. В некоторых случаях могут быть предписаны некоторые антидепрессанты или успокаивающие лекарства.

 

Опубликовать в социальных сетях